+7 (499) 110-86-37Москва и область +7 (812) 426-14-07 Доб. 366Санкт-Петербург и область

Зощенко коварная кража в кооперативе книга

Собрание сочинений в семи томах Том 5. Автор приносит свои извинения Это есть повесть о том, как один советский человек, обремененный годами, болезнями и меланхолией, захотел вернуть свою утраченную молодость. И что же? Он вернул ее простым, но все же удивительным способом. Дорогие читатели!

Дорогие читатели! Наши статьи рассказывают о типовых способах решения юридических вопросов, но каждый случай носит уникальный характер.

Если вы хотите узнать, как решить именно Вашу проблему - обращайтесь в форму онлайн-консультанта справа или звоните по телефонам, представленным на сайте. Это быстро и бесплатно!

Содержание:

Полное собрание сочинений в одной книге, стр. 457

Вот уже пятнадцать лет мы, по мере своих сил, пишем смешные и забавные сочинения и своим смехом веселим многих граждан, желающих видеть в наших строчках именно то, что они желают видеть, а не что-нибудь серьезное, поучительное или досаждающее их жизни. И мы, вероятно по своему малодушию, бесконечно рады и довольны этому обстоятельству.

Нынче мы замыслили написать не менее веселую и забавную книжонку о самых разнообразных поступках и чувствах людей. Однако мы решили написать не только о поступках наших современников.

Дорогие читатели! Наши статьи рассказывают о типовых способах решения юридических вопросов, но каждый случай носит уникальный характер. Если вы хотите узнать, как решить именно Вашу проблему - обращайтесь в форму онлайн-консультанта справа или звоните по телефонам, представленным на сайте.

Это быстро и бесплатно! Перелистав страницы истории, мы отыскали весьма забавные факты и смешные сценки, наглядно рисующие поступки прежних людей. Каковые сценки мы также предложим вашему вниманию. Они нам весьма пригодятся для доказательства и утверждения наших дилетантских мыслей.

Нынче, когда открывается новая страница истории, той удивительной истории, которая будет происходить на новых основаниях, быть может - без бешеной погони за деньгами и без великих злодеяний в этой области, нынче особенно любопытно и всем полезно посмотреть, как жили раньше.

И в силу этого мы решили, прежде чем приступить к новеллам из нашей жизни, рассказать вам кое-что из прежнего. И вот, перелистав страницы истории своей рукой невежды и дилетанта, мы подметили неожиданно для себя, что большинство самых невероятных событий случалось по весьма немногочисленным причинам. Мы подметили, что особую роль в истории играли деньги, любовь, коварство, неудачи и кое-какие удивительные события, о которых речь будет дальше.

И вот в силу этого мы разбили нашу книгу на пять соответствующих, отделов. И тогда мы с необычайной легкостью, буквально как мячи в сетку, распихали наши новеллы по своим надлежащим местам.

И тогда получилась удивительно стройная система. Книга заиграла всеми огнями радуги. И осветила все, что ей надо было осветить.

Итак, в книге будет пять отделов. В каждом отделе будет особая речь о том предмете, который явится нашей темой. Так, например, в отделе "Любовь" мы расскажем вам, что знаем и думаем об этом возвышенном чувстве, затем припомним самые удивительные, любопытные приключения из прежней истории и уж затем, посмеявшись вместе с читателем над этими старыми, поблекшими приключениями, расскажем, что иной раз случается и бывает на атом фронте в наши переходные дни.

И то же самое мы сделаем в каждом отделе. И тогда получится картина полная и достойная современного читателя, который перевалил через вершины прошлого и уже двумя ногами становится в новой жизни.

Конечно, ученые мужи, подобострастно читающие историю через пенсне, могут ужасно рассердиться, найти наше деление произвольным, крайне условным и легкомысленным. Итак, перед нашим взором пять отделов: "Деньги", "Любовь", "Коварство", "Неудачи" и "Удивительные события". Отметим, что последний отдел должен быть самый замечательный. В этом отделе будут отмечены наилучшие, наиблагороднейшие поступки, поступки высокого мужества, великодушия, благородства, героической борьбы и стремления к лучшему.

Этот отдел, по нашей мысли, должен зазвучать как Героическая симфония Бетховена. Нашу книгу мы назвали голубой. Голубая книга! Мы назвали ее так оттого, что все другие цвета были своевременно разобраны. Синяя книга, Белая, Коричневая, Оранжевая Все цвета эти были использованы для названий книг, которые выпускались различными государствами для доказательства своей правоты или, напротив, - вины других.

Нам едва оставалось четыре-пять совершенно невзрачных цвета. Что-то такое: серый, розовый, зеленый и лиловый. И посудите сами, что таким каким-либо пустым и незначительным цветом было бы по меньшей мере странно и оскорбительно назвать нашу книгу. Но еще оставался голубой цвет, на котором мы и остановили свое внимание. Этим цветом надежды, цветом, который с давних пор означает скромность, молодость и все хорошее и возвышенное, этим цветом неба, в котором летают голуби и аэропланы, цветом неба, которое расстилается над нами, мы называем нашу смешную и отчасти трогательную книжку.

И что бы об этой книге ни говорили, в ней больше радости и надежды, чем насмешки, меньше иронии, чем настоящей, сердечной любви и нежной привязанности к людям.

Итак, поделившись с вами общими замечаниями, мы торжественно открываем наши отделы. И по этим отделам, как по аллеям истории, мы предлагаем читателю прогуляться. Дайте вашу мужественную руку, читатель. Мы желаем вам показать кое-какие достопримечательности.

Итак, мы открываем первый отдел - "Деньги", который, в свою очередь, распадается на два отдела: исторические новеллы о деньгах и рассказы из наших дней на эту же тему. А прежде этого в отвлеченной беседе обрисуем общее положение. Итак - "Деньги". Мы живем в удивительное время, когда к деньгам изменилось отношение. Мы живем в том государстве, где люди получают деньги за свой труд, а не за что-нибудь другое.

И потому деньги получили другой смысл и другое, более благородное назначение - на них уже не купишь честь и славу. Этот могущественный предмет до сей славной поры с легкостью покупал все, что вам было угодно. Он покупал сердечную дружбу и уважение, безумную страсть и нежную преданность, неслыханный почет, независимость и славу и все, что имелось наилучшего в этом мире.

Но он не только покупал, он еще, так сказать, имел совершенно сказочные свойства превращений. И, например, обладательница этого предмета, какая-нибудь там крикливая подслеповатая бабенка без трех передних зубов, превращалась в прелестную нимфу.

И вокруг нее, как больные, находились лучшие мужчины, добиваясь ее тусклого взгляда и благосклонности. Полоумный дурак, тупица или полный идиот, еле ворочающий своим косноязычным языком, становился остроумным малым, поминутно говорящим афоризмы житейской мудрости.

Пройдоха, сукин сын и жулик, грязная душонка которого при других обстоятельствах вызывала бы омерзение, делался почетным лицом, которому охота была пожать руку. И безногий калека с рваным ухом и развороченной мордой нередко превращался в довольно симпатичного юношу с ангельской физиономией. Вот в кого превращались обладатели этого предмета. И вот, увы, этому магическому предмету, слишком действовавшему на наше мягкое, как воск, воображение и имеющему столь поразительные свойства, достойные сказки, нанесены у нас тяжедые раны.

И что из этого будет и получится, лично нам пока в полной мере и до конца неизвестно. Однако мы думаем, что ничего плохого, кроме хорошего, не произойдет. И, быть может, счастье еще озарит нашу горестную жизнь. Вот, если, предположим, какое-нибудь, ну, я не знаю, какое-нибудь там разумное счущество, ну, предположим, с Марса или там с Юпитера, завенет, допустим, ненадолго, на нашу скромную землю, - существо это, не привыкшее к нашим земным делам, до крайности изумится течению нашей земной жизни.

Конечно, хочетсяч думать, что это разумное существо в первую очередь и хотя бы ввиду обширности наших полей и равнин завернет или упадет именно к нам. И тогда его изумление не будет столь грандиозно. Но, если оно, допустимм, по неопытности, или там из крайнего любопятства или, чего доброго, из желания, в силу своей порочности, порезвится, завернет сначала в одну из европейских стран, расчитывая там отвести свою душеньку, то оно, непривычное к таким видам, до крайности поразится в первое же мгновенье.

Вот, предположим, существо это опустилось, или, придерживаясь более земных понятий, скажем - упало на своем летательном аппарате куда-нибудь, ну, там, поблизости какого-нибудь мирового города, где, так сказать, блеск, треск и иммер элеган. Сверкают, предположим, лампионы.

Вырываются к нему лучи реклам. Блестит на облаках всем на удивленье какая-нибудь там световая бутылка с шампанским. Пробка у ней нарочно выскакивает. Световые бразги блестят. Внизу гремит музыка.

Поезд грохочет. Визжит там, я извиняюсь, какой-нибудь человичишко, которому отхватили полноги. Сок течет Автомобиль едет, до отказу заполненный шикарными дамами. Бравый полисмен оживленно отдает им честь Где-томило поют Где-то раздается выстрел Где-то плачут, охают и танцуют. Одним словом, грохот, треск, и блеск ошеломляют наше приезжее существо, которое тем не менее бесстрашно устремляется вперед, чтоб посмотреть на невиданное дотоле зрелище. Смешавшись с толпой, наше странное существо идет, предположим, на своих кривых ножках по главной улице.

Ротик у него открыт, глазенки вращаются туда и сюда, в сердце, если имеется таковое, неясная тревога сменяется сожалением, что сдуру оставлено насиженное место, и вот - не угодно ли, может быть, черт знает что сейчас произойдет. И вдруг существо видит: подъезжает к подъезду какой-нибудь шикарный мотор. Три швейцара стремительно выбегают и с превеликим почтением открывают дверцы. И любопытные, затаив дыхание, смотрят на того, кто сейчас оттуда вылезет. И вдруг из авто, наклонив головку, выпархивает, вообразите себе, этакая куколка, крайне миловидная, красивенькая дама, такая прелесная, как может представить себе праздничная фантазия мужчины.

В одной руке у нее крошечный песик, дрожащий черненький фокстерьер, в другой ручке - кулек с фруктами - ну, там персики, ананасы и груши. Она выпрыгивает из авто с крайне беспомощными словами: "Ах, упаду! Этакое, представьте себе, грубое животное, этакая у нег морда - нос кривой, одной скулы нету, и из глаза гной течет.

Нет, он дет модно и элегантно, но сразу видать, что это ему никак не помогает, а напротив того, усиливает его крайне безобразный вид. И вот все ему тем не менее кланяются в три погибели, все на него восторженно смотрят. Шепот восторга и почтения пробегает по рядам. А оно, этот хромоногий субъект, видать, состарившийся в злодеяниях, небрежно зевая и не закрывая даже своего еала рукой, идет на своей кривой ноге, нехотя поглядывая на прелестную даму, которая суть не кто иная, как его жена.

Кто это такое? У нас педагогов, может быть, с кашей жрут, а это приехадши миллионер. С трудом понимая, что это значит, наше разумное существо узнает, что этот хромоногий субъект, которому оказано столь великое уважение, только тем и замечателен, что он весьма удачно торгует автомобильными шинами, купленными на те деньги, которые оставил ему его папа.

Не понимая, что это значит, и не желая ломать свои возвышенные мозги, наше разумное существо, рассердившись, решает тогда покинуть землю, где земных обитателей уважают за столь странные и непонятные свойства. И вот спешит наше приезжее существо обратно к своему летательному аппарату. И по дороге видит странные сценки. Продолжая использовать наш сайт, вы даете согласие на обработку файлов cookie, пользовательских данных сведения о местоположении; тип и версия ОС; тип и версия Браузера; тип устройства и разрешение его экрана; источник откуда пришел на сайт пользователь; с какого сайта или по какой рекламе; язык ОС и Браузера; какие страницы открывает и на какие кнопки нажимает пользователь; ip-адрес в целях функционирования сайта, проведения ретаргетинга и проведения статистических исследований и обзоров.

Зощенко Михаил - Карманная кража

Однажды ночью кооператив обокрали, и вынесли много различного товара. Дворник заявил, что был на своем посту, у ворот, но он спал. Однако дворник недоумевал, как такое большое количество товаров могли пронести мимо него? У дворника был чуткий сон, и он уверял заведующего кооперативом и милиционеров в том, что обязательно услышал бы, как мимо него проносят тяжелые мешки.

Заведующий кооперативом раздраженно посоветовал дворнику отправляться домой, а сам стал перечислять милиционерам то, что исчезло из кооператива. Дворник никуда не пошел, а стал внимательно слушать то, что говорил заведующий. Причем реакция у дворника была довольно странной. Он как бы удивлялся тем цифрам, которые называл заведующий,. А когда счетовод заявил, что у него пропало кашне, дворник вдруг заявил, что никакого кашне он не брал. Еще он сказал, что взял всего два круга колбасы, а не восемь, как утверждал заведующий кооперативом.

При этих слова дворника в магазине воцарилась тишина. Тогда дворник признался, что это он обокрал магазин, но он взял гораздо меньше товаров, чем утверждали заведующий кооперативом и его сотрудники. Заведующий моментально сориентировался и внес поправки в свои показания.

Кашне счетовода нашлось у него в кармане, а кассирша тут же нашла пропавшие ножницы и боны. Когда весь товар пересчитали заново, то выяснилось, что не хватает только тех товаров, в краже которых признался дворник. Украденные товары он спрятал у тети Нюши, где они и нашлись.

Дворника и тетю Нюшу задержали. Когда работники кооператива узнали о небольшой краже товаров, они решили воспользоваться ситуацией и присвоить себе часть товара, свалив вину за его пропажу на неведомого вора.

Но так случилось, что вор присутствовал на следствии и он не захотел брать на себя вину за то, чего не брал. Дворнику пришлось сознаться в том, что это он обокрал магазин. Дворник обокрал кооператив, надеясь, что ему это сойдет с рук, но обстоятельства сложились таким образом, что ему пришлось сознаться в краже. Перейти к основному содержимому. Перейти к дополнительному содержимому.

Он как бы удивлялся тем цифрам, которые называл заведующий, А когда счетовод заявил, что у него пропало кашне, дворник вдруг заявил, что никакого кашне он не брал. Таково краткое содержание рассказа. Как ни хитри, а правды не перехитришь. Вор у вора украл. На воре шапка горит. Эта запись защищена паролем. Введите пароль, чтобы посмотреть комментарии.

Автор: Зощенко Михаил. Название: Карманная кража. Жанр: Русская классическая проза. Читать книгу On-line. Доступные форматы для скачивания: Скачать в формате FB2 (Размер: 1 Кб). Скачать в формате DOC (Размер: 2кб). Скачать в формате RTF (Размер: 2кб). Скачать в формате TXT (Размер: 1кб). Скачать в формате HTML (Размер: 2кб). Скачать в формате EPUB (Размер: 3кб). Зощенко Михаил другие книги автора: 3 том. Сентиментальные повести.

Интересная кража в кооперативе краткое содержание

В лесу было двое тупых - самурай и его меч. Прежде всего хочу заметить, что пост неприличных размеров, ибо здесь цитируются куски трех рассказов. Так как я нахожусь в больном недееспособном состоянии, решил взяться за кое-какие книжонки, которые лежат давно и настойчиво требуют прочтения. Среди прочего попался сборник рассказов Зощенко "Веселенькая история" и сборник Твена "Билет в миллион фунтов".

Юмор мне сейчас однозначно необходим Зощенко доставляет своим стилем, достаточно популярным среди сатириков х гг. Не менее радует то, что в таком стиле разговаривают даже персонажи древнеримской истории. Дорогие читатели! Наши статьи рассказывают о типовых способах решения юридических вопросов, но каждый случай носит уникальный характер.

Если вы хотите узнать, как решить именно Вашу проблему - обращайтесь в форму онлайн-консультанта справа или звоните по телефонам, представленным на сайте. Это быстро и бесплатно! Русская историография за отдельными и почти единичными исключениями есть результат наблюдения русских исторических процессов с нерусской точки зрения. Кроме того, эта историография возникла в век "диктатуры дворянства" и отражает на себе его социальный заказ - и сознательно и также бессознательно.

Таким образом в русское понимание русской истории был искусственно, иногда насильственно, введен целый ряд понятий, которые, по формулировке В. Ключевского, "не соответствовали ни русской, ни иностранной действительности", то есть не соответствовали никакой действительности в мире: пустой набор праздных слов, заслоняющий собою русскую реальность.

С одной стороны, питомцы западно-европейских кафедр кое-как переводившие "иностранные речения" на кое-какую французско- нижегородскую мову, с другой стороны - питомцы дворянских усадеб, почти начисто забывшие русский язык. Пушкинская Татьяна "изъяснялася с трудом на языке своем родном". Социальный заказ победившего социального слоя, понятия, не соответствовавшие никакой действительности в мире, язык, в котором не было места для обозначения чисто русских явлений, - все это привело к тому, что любой труд по истории России переполнен сплошными внутренними противоречиями - не говоря уже о полном несоответствии этих трудов с элементарнейшими фактическими данными русской истории" Левые историки предпочитают сообщить своим читателям заведомую неправду.

Правые вынуждены вилять. В качестве истинно классического примера последнего метода научно исторической оценки я приведу мнение о Петре Первом Льва Тихомирова - теоретика и историка русского монархизма.

На стр. Тихомиров пишет: "Я глубоко почитаю его гений и нахожу, что он не в частностях, а по существу делал именно то, что было нужно". Итак - "гений". И кроме того, "гений", связь которого с нацией была "исключительно тесной". Так отдает Лев Тихомиров дань официальной фразеологии. И, отдав дань, делает некоторые выводы.

К счастью, в том виде, в каком их создал Петр, они были еще неспособны к сильному действию". Итак: "реформатор", создавший учреждения бесконечно худшие, чем прежние. Ключевский горестно повествует о том, как все послепетровские правительства пытались как-то выпутаться из "петровской традиции" и противоречит себе так же, как и Л. С одной стороны - "гений", с другой - "хороший плотник, но плохой государь".

О стратегическом "гении" и говорить нечего. Умели ли Л. Тихомиров и В. Ключевский логически мыслить? Надо полагать - умели. Могли ли они не заметить их общей оценки "гения" и тех примеров и выводов, которые сами же они делают? Вероятно, - замечали. Но с одной стороны, был "социальный заказ" и, с другой, какая-то тяга и к правде и к логике.

Вот откуда и идут логические несообразности наших историков. Для Народно-Монархического Движения эпоха Петра и его "реформ" является исходной идейной точкой, точкой отталкивания: именно в эту эпоху было начерно оформлено идейное завоевание России Западом и физическое - шляхетством. Оно было начато ДО Петра и закончено после него, обнимая собою промежуток почти в лет. По общечеловеческому тяготению ко всякой символизации - в центре этого завоевания поставлена совершенно вымышленная фигура "гиганта на бронзовом коне" по А.

Пушкину, по Л. Толстому "зверя" и проч. Самое поверхностное сопоставление самых общеизвестных данных, связанных самой элементарной логикой, показывает, что если сам Петр Первый и играл в этом какую бы то ни было роль, то чисто пассивную роль прикрытия над теми социальными силами, которые после разгрома патриархата - при патриархе Никоне, занялись разгромом монархии при Петре и в XVIII веке достигли почти полного успеха.

Тихомиров так и пишет: "Монархия уцелела только благодаря народу, продолжавшему считать законом не то, что приказал Петр, а то, что было в умах и совести монархического сознания народа" стр. Таким образом, получается несколько необычная ситуация: "ум и совесть монархического сознания народа" "не признавали законом" то, что приказывал монарх.

Это еще одна иллюстрация к тезису о том, что неограниченной власти не бывает вообще: никогда и нигде. Тот же Л. Тихомиров на основании данных, проверенных его собственными исследованиями, утверждает, что даже турки, завоевав Византию, не обращались с православной церковью так, как обращались с нею при Петре.

Это было попыткой завершения разгрома русской Церкви, начатого при Никоне, как весь ый век с его цареубийствами был попыткой окончательного разгрома русской монархии, начатого при Петре. И если обе попытки удались не совсем, то только благодаря "уму и совести монархического сознания народа".

Именно на это, "на ум и совесть народа" и возлагает все свои надежды Народно- Монархическое Движение: никаких иных надежд у него нет.

И нет никаких расчетов на какую бы то ни было традицию последних двухсот лет - ни на правую, ни на левую. Именно э т а традиция первого же "Царя-Освободителя" - Павла Петровича - сделала сумасшедшим, Екатерину Вторую произвела в "Великие", пугачевское восстание объявила "бессмысленным", Николая Павловича обозвала Палкиным, а предшественников Ленина и Дзержинского - Муравьева и Пестеля - почти святыми. Социальный слой "с душою прямо геттингенской" и с телом рязанско-крепостническим определил собою полную оторванность русского кое-как мыслившего слоя от каких бы то ни было русских корней.

И кое-как мыслившие люди занялись поисками чего попало и где попало. Поэтому всякая попытка определить "пути России", исходя из путей русской интеллигенции, есть попытка совершенно безнадежная по ее явной внутренней порочности.

На складе русских интеллигентских мыслей можно найти решительно все, что угодно: от монархизма до анархизма и от аскетизма до скотоложества. И из этого чего угодно можно сконструировать какую угодно комбинацию, даже и персоналистическую: бумага терпит все.

Бумага претерпела даже и А. Розенберга, опиравшегося на толстовское непротивление злу насилием и на достоевскую любовь к страданиям. Такие жертвы непротивления и любви, какими оказались: монголы, поляки, турки, шведы, французы и прочие, как- то исчезли из бумажного поля зрения. Как ни странно это звучит, А. Розенберг по своему образованию был типичным русским интеллигентом, по-русски говорил не хуже нас с вами и русскую историческую литературу знал лучше, чем знаем мы с вами.

Он сделал из нее те логически правильные выводы, которые и привели его на виселицу. Теоретикам непротивления злу не следует заниматься медвежьей охотой. Потом как-то оказывается, что Льва Толстого медведь и вовсе не читал Мы, в эмиграции, переживаем "снижение сюжета": вчерашние трагедии становятся сегодняшним фарсом. Философия Маркса была трагедией, философия Левицкого это только фарс. Карл Маркс имел за собою традицию почти трех тысяч лет.

Сейчас эмиграция строит кумиры и подобия их на основаниях трехдневной традиции - на абсолютно пустом месте, лишенном мыслей и людей: на чем попало. Берут бревно и делают из него кумира. Берут палец и высасывают из него "идеологию", достают ротатор и становятся вождями. Отсебятины может быть сколько угодно. Между двумя точками можно провести сколько угодно линий. Однако, кратчайшая может быть только одна. Оторванных от жизни и от почвы теорий может быть сколько угодно, фабрикацией именно таких теорий и занималась русская интеллигенция.

Однако, жизненная и почвенная теория может быть только одна. Вне самого тщательного и самого беспристрастного учета особенностей русской почвы, русской жизни и русской психологии - не может быть построено никакое разумное предложение, которое мы могли бы дать России. Русская литература НЕ отражает ни русской почвы, ни русской жизни.

Платонов Каратаевых, как исторического явления, в России НЕ существовало: было бы нелепостью утверждение, что на базе непротивления злу можно создать Империю на территории двадцати двух миллионов квадратных верст. Или вести гражданскую войну такого упорства и ожесточения, какие едва ли имеют примеры в мировой истории.

Очень принято говорить о врожденном миролюбии русского народа, - однако, таких явлений, как "бои стенкой", не знают никакие иные народы, по крайней мере, иные народы Европы. Очень принято говорить о русской лени, - однако, русский народ преодолел такие климатические, географические и политические препятствия, каких не знает ни один иной народ в истории человечества.

Принято говорить о гении Петра - однако, любая фактическая справка не оставляет от этой гениальности камня на камне. Принято говорить о безумии Павла Петровича, однако, простое перечисление изданных им законов показывает в Павле Петровиче огромный государственный ум, видевший неизмеримо дальше, чем видели его современники.

Принято говорить о Николае Палкине, а это был человек, который, ежедневно рискуя жизнью, в тайных комитетах подготовил все для освобождения крестьян, - его сын только закончил по существу уже построенное здание. Об Императоре Николае Втором левые историки говорят, как о бездарности, правые - как о кумире, дарования или бездарность которого не подлежат обсуждению.

Однако, ряд простейших фактических справок говорит о том, что даже и в области чистой стратегии Государь Император обладал неизмеримо большими творческими данными, чем все наши военспецы вместе взятые - и именно военспецы технически саботировали стратегическое творчество Государя Императора.

Принято говорить о благорастворении воздухов в Царской России - однако, простой ряд самых простых фактических справок указывает на крайнюю неустойчивость внутриполитической жизни России. И если при Екатерине Второй, кроме пугачевского восстания, выступали с оружием в руках еще около двухсот тысяч крестьян, то "крестьянские беспорядки", почти не затухая, шли непрерывной волной - от Пугачева до Махно.

А цареубийства - от "казни" царевича Алексея Петровича до убийства Царской Семьи в ипатьевском подвале. Веселья, радости и счастья С собою вместе принесет! Новый год для детей это всегда сказка. Все сверкает, искрится и становится необычайно красивым. На улицах снег переливается белоснежными кристаллами, а город как - будто одевается в золотые украшения, готовится к празднику. Сохраняя на века Жизнь - сапожок непарный Петкевич Тамара Владиславовна — актриса, театровед.

Эти люди мучились, страдали и погибли, не реализовав своих богатейших возможностей. Их мужество, человечность, их дружба сформировали и спасли меня. И никакого розового детства Анна Ахматова Начало двадцатых.

Зощенко коварная кража в кооперативе книга

Для бесплатного просмотра предоставляются: аннотация, публикация, отзывы, а также файлы на скачивания. Если у Вас возникли вопросы по работе сайта - напишите нам! Создавайте полки Создавайте полки с книгами, которые вы прочитали, подписывайтесь на полки интересных пользователей.

Войти Зарегистрироваться Для восстановления доступа до личного кабинета, введите адрес почты, к которому привязан ваш аккаунт. Восстановление пароля или Продолжить с Facebook Продолжить с Vkontakte У меня есть аккаунт У меня нет аккаунта Регистрируясь, вы соглашаетесь с нашими Условиями и политикой конфиденциальности Аккаунт удалён по вашей просьбе Для восстановления обратитесь к администратору. На нашем сайте происходят большие изменения: мы усиленно работаем над улучшением дизайна и логики сайта, а также пополняем базу новыми книгами.

Следующие изменения, которые произойдут после 23 марта года, затронут большую часть базы книг. Возможно, вы найдете новые книги на ваших полках — мы просим вас тщательно всё проверить и обновить полки вручную. Горький водопад Кейн Рейчел. Дом окон Джон Лэнган. Лживая взрослая жизнь Элена Ферранте. Найден, жив! Куда не ведет дорога Дарья Кандалинцева. Безупречная репутация. Том 1 Александра Маринина.

Главная Книги Интересная кража в кооперативе. Михаил Зощенко. Оценить книгу. Ваша оценка 0. Спасибо за вашу оценку! Оцените книгу. На полку Читать позднее Написать рецензию Поделиться. Рецензии на книгу. Ни одной рецензии нет. Похожие книги Все Джейн Остин. Гордость и гордыня. Патрик Зюскинд. Кен Кизи. Над кукушкиным гнездом. Фёдор Достоевский. Ричард Бах. Чайка Джонатан Ливингстон. Стивен Кинг. Кладбище домашних животных. Фэнни Флэгг. Жареные зеленые помидоры.

Братья Карамазовы. Михаил Булгаков. Этель Лилиан Войнич. Книги автора Все Голубая книга. Перед восходом солнца. Лёля и Минька. Юмористические рассказы. История болезни. Нервные люди. Прелести культуры. Художественная литература Детская литература Культура и искусство Научная литература История Бизнес Прикладная литература Документальная литература Образование Дом и семья Физическая культура Здоровье Литература на иностранных языках. Пользователи оценившие это произведение:.

Все 0 Друзья 0 Похожие 0. Оцените как минимум 10 книг, чтобы рекомендации были более точными. Выберите любимые книжные жанры. Расскажите нам о ваших литературных предпочтениях — выберите интересные вам жанры и поджанры. Детская литература. Сформировать подборку позднее. Мы собрали для вас персональную книжную подборку на основе ваших предпочтений. Ваш Email не подтвержден! Для продолжения следуйте инструкциям. Отправить код подтверждения. Сообщите, если Вы нашли ошибку на странице!

Контакты Введите контактные данные. Опишите, в чем заключается ошибка Заполните поле. Обратная связь Если у Вас возникли вопросы по работе сайта - напишите нам! Ваше имя Введите Ваше имя.

Причина обращения. Используйте поиск. Найдите книгу, автора, подборку, издательство, жанр, настроение или друга на Книгогид. Оценивайте книги. Исследуйте нашу огромную библиотеку, будьте в курсе последних новинок. Создавайте полки.

Создавайте полки с книгами, которые вы прочитали, подписывайтесь на полки интересных пользователей. Для восстановления доступа до личного кабинета, введите адрес почты, к которому привязан ваш аккаунт.

Продолжить с Facebook Продолжить с Vkontakte. Регистрируясь, вы соглашаетесь с нашими Условиями и политикой конфиденциальности. Аккаунт удалён по вашей просьбе. Для восстановления обратитесь к администратору. Уважаемые пользователи!

Администрация сайта приносит свои глубочайшие извинения всем пользователям. Читайте, ставьте оценки и делитесь с друзьями.

Оно посещало пышные дворцы и великолепные чертоги. Оно заглядывало в бедные хижины и жалкие лачуги.

ИНТЕРЕСНАЯ КРАЖА В КООПЕРАТИВЕ! автор М ЗОЩЕНКО!

Собрание сочинений в семи томах Том 5. Автор приносит свои извинения Это есть повесть о том, как один советский человек, обремененный годами, болезнями и меланхолией, захотел вернуть свою утраченную молодость. И что же? Он вернул ее простым, но все же удивительным способом. Дорогие читатели! Наши статьи рассказывают о типовых способах решения юридических вопросов, но каждый случай носит уникальный характер.

Если вы хотите узнать, как решить именно Вашу проблему - обращайтесь в форму онлайн-консультанта справа или звоните по телефонам, представленным на сайте. Это быстро и бесплатно! Человек вернул свою потерянную молодость! Факт, достойный оглашения в печати. Тем не менее не без робости автор приступает к этому сочинению.

Обиды и огорчения принесет, вероятно, нам эта книга. Ах, мы тревожимся в особенности за одну категорию людей, за группу лиц, так сказать, причастных к медицине. Этих лиц автор покорнейше просит поснисходительней отнестись к нашему труду.

Автор, в свою очередь, тоже обещает им быть снисходительным, если ему случится читать повести или там, скажем, рассказы, написанные врачом, или родственником этого врача, или даже его соседом. Автор просит у этих лиц извинения за то, что он, работая в своем деле, мимоходом и, так сказать, как свинья, забрел в чужой огород, наследил, быть может, натоптал и, чего доброго, сожрал чужую брюкву.

Некоторая необычайность нашего сочинения Наша повесть на этот раз мало похожа на обычные литературные вещицы. Она мало также похожа и на наши прежние художественные вещички, написанные наивной, грубоватой рукой в спехе нашей молодости и легкомыслия. Нет, с одной стороны, это сочинение тоже можно будет назвать художественным.

Тут будет и художественное описание картин нашей северной природы, описание бережков, ручейков и опушек леса. Тут будет интересный и даже занимательный сюжет. Тут будут разные сложные и сердечные переживания героев, а также рассуждения и добровольные высказывания этих героев о пользе текущей политики, о мировоззрении, о перестройке характеров и о славных грядущих днях.

Здесь будет все, чего ждет читатель от книги, которую он взял почитать вечерком, чтобы рассеять свои дневные заботы и чтоб окунуться в чужую жизнь, в чужие переживания и в чужие помыслы. Но это только с одной стороны. А с другой стороны, наша книга — нечто совершенно иное. Это такое, что ли, научное сочинение, научный труд, изложенный, правда, простым, отчасти бестолковым бытовым языком, доступным в силу знакомых сочетаний самым разнообразным слоям населения, не имеющим ни научной подготовки, ни смелости или желания узнать, что творится за всей поверхностью жизни.

В этой книге будут затронуты вопросы сложные и даже отчасти чересчур сложные, отдаленные от литературы и непривычные для рук писателя. Такие вопросы, как, например, поиски потерянной молодости, возвращение здоровья, свежести чувств, и так далее, и тому подобное, и прочее. А также будут затронуты вопросы о переустройстве всей нашей жизни и о возможностях этого переустройства, о капитализме и о социализме и о выработке мировоззрения.

А кроме того, мы коснемся и других, не менее важных вопросов, взятых в самом их наивысшем значении и в свете текущих дней. На что похоже наше сочинение Ну, если это и не научный труд, если, скажем, Академия наук или там, скажем, секция научных работников, согласовавшись с горкомом и Союзом писателей, не найдет здесь признаков научного сочинения или найдет эти признаки, но не сосчитает автора в достаточной степени овладевшим марксистско-ленинским мировоззрением, то в таком случае эту книгу можно будет обозначить более средним, более, так сказать, безобидным названием, не раздражающим зрения и слуха отдельных граждан и организаций.

Пусть эта книга называется, ну, скажем, культурфильм. Такие бывают фильмы на крупные современные научные и производственные темы, достойные изучения.

Так же, как и в этих фильмах, сначала у нас будет идти научное рассуждение с разными сносками, справками о том о сем, с разными комментариями и, может быть, даже диаграммами и статьями, окончательно разъясняющими суть дела.

И уже только потом читатель, слегка утомленный и пришибленный чужими мыслями, получит порцию занимательного чтения, которое и явится вроде как бы наглядной иллюстрацией к вышеизложенным мыслям и рассуждениям.

В таком случае они без ущерба для себя прочтут, начиная с й главы, правдивую повесть об удивительной жизни одного человека, который в наши реальные дни, в дни, так сказать, торжества материализма и физиологических основ, возвратил свою молодость и тем самым имел смелость и счастье соперничать в умении с самой природой или, как до революции говорили, с самим господом богом. Любовь автора к медицине Конечно, автор принужден сказать, что он человек, ну, что ли, невежественный в вопросах медицины.

Не то чтобы невежественный, ну, не совсем, что ли, на все ноги подкованный, не совсем, что ли, разбирающийся в отдельных мелких, разнообразных и часто ужасно запутанных деталях этой науки. Тем не менее, по ходу повести, автор принужден будет затрагивать кой-какие передовые медицинские вопросы о том о сем, ну, там о неврастении, о нарушенном равновесии, об упадке сил и о причинах этих явлений. Не то чтобы автор решительно ничего не смыслил в этом деле.

Нет, он кое-что представляет себе. Но, конечно, это представление не такое уж окончательно твердое. Не такое, что вот разбуди человека ночью, и он тебе сразу все объяснит и все спросонок расскажет — где чего бывает, и зачем бывает, и как то или иное по-гречески называется, и что такое рак, и в каком боку у населения почки, и для какой цели природа пристроила человеку селезенку, и почему, в сущности, этот запутанный и даже отчасти мизерный орган называется этим довольно-таки легкомысленным названием, заметно снижающим человеческую природу в ее обычном величии.

Нет, автор, конечно, не врач, и знания его в этой сфере ограниченны. Тем не менее с детских лет автор имел глубокий и даже исключительный интерес к медицине и даже одно время пробовал было лечить своих менее ценных родственников разными домашними химическими средствами — йодом, дегтем, глицерином, травой, которую жрут собаки при заболевании, и психическими воздействиями.

Каковое лечение, надо сказать, иной раз сходило довольно успешно и не всегда заканчивалось смертельным исходом того или другого зазевавшегося родственника. Но не только к своим родственникам, но и ко всем людям автор присматривался с нескрываемым любопытством, следил, так сказать, за ежедневной игрой ихних организмов и за тем, кто сколько прожил, чем захворал и от чего именно помер.

И что такое грипп. И что такое старость. И почему наступает увядание. И что надо делать, чтобы задержать быстрое течение дорогой нашей жизни. И, надо сказать, неутешительные картины открывались постепенно перед изумленным взором автора. Неутешительные картины Ну, еще лет до тридцати пяти, сколько мог заметить автор, люди живут сносно, трудятся на своем поприще, веселятся, тратят безрассудно то, что им отпущено природой, а после этого по большей части начинается у них бурное увядание и приближение к старости [1].

У них пропадает вкус ко многим хорошим вещам. Морда у них тускнеет. Ихние глаза с грустью взирают на многие приличные и недавно любимые вещи. Их захватывают разные удивительные и даже непонятные болезни, от которых врачи впадают в мудрое созерцательное состояние и приходят в беспокойство за беспомощность своей профессии.

Этих больных захватывают также болезни более понятные и, так сказать, общедоступные, описанные в учебниках, как, например: меланхолия, водянка, параличи, сахарная болезнь, туберкулез, и так далее, и тому подобное, и прочее.

Захворавшие выезжают тогда поскорей со своими болезнями и чемоданами на разные курорты и побережья в поисках своей утраченной молодости. Они купаются в море, ныряют и плавают, валяются часами на самом ужасном солнцепеке, шляются по горам и пьют специальные и слабительные воды. Еще более от этого хворают и с почтением взирают на врачей, ожидая от них чудес, возвращения потерянных сил и восстановления утраченных соков. Врачи делают больным спринцевания и прижигания, купают их в ваннах, ставят им с научной целью разные клизмы и клизмочки из соленых и минеральных вод.

Или ведут с больными беседы о чисто нервных явлениях со стороны организма, убеждая при этом больного отказаться от губительных мыслей и поверить в то, что он здоров как бык и что болезненные явления у него суть нечто воображаемое, вроде как бы даже фантазия, не имеющая под собой никакой реальной почвы. Это последнее совершенно запутывает простодушного больного и примиряет его с мыслью о близкой кончине. К тому же неумолимые силы природы и нарушенное привычное равновесие по большей части мало поддаются дальнейшим ухищрениям науки и живительным свойствам водолечения.

И захворавший нередко заканчивает свое земное шествие, так и не узнав окончательно, что, собственно, с ним случилось и какую роковую ошибку он совершил в своей жизни. И нет. Еще более неутешительные картины раскрылись перед автором. Еще более бурное увядание, еще более сложные и непостижимые болезни, еще более ужасную меланхолию, хандру, разочарование, презрение к людям I [3] , ипохондрию и еще более раннюю смерть можно было видеть на этом, так сказать, великом интеллигентском фронте.

Большой черный список можно составить из этих рано погибших великих людей II. Одни умирали, едва достигнув зрелого возраста, другие едва дотягивали до сорока лет, третьи, перешагнув сорокалетний возраст, влачили тем не менее жалкое существование и все равно как бы погибали для общества.

Они бросали свою славную работу III , они целые дни валялись на оттоманках в рваных войлочных туфлях, курили трубки, грустили, бранились с женами, плакали и ныли, писали, скуки ради и чтоб забыться, свои мемуары о своей прекрасной героической молодости или сочиняли богословские и религиозные трактаты, поскольку для этой мелкой цели не требуется вдохновения IV и полного бурного творческого здоровья, подъема и того физического благополучия, которое было в молодости V.

Великие люди Но что наибольше всего удивило автора — это одна черта из жизни этих знаменитых людей, живших в прошлых веках. Это такое, что ли, примирение и покорность судьбе и даже какое-то нежелание бороться со своими болезнями. Свои болезни они нередко считали проявлением божьей воли, или особым коварством судьбы, или своей склонностью к неудачам и после небольшого курса, главным образом водолечения, безропотно сносили то, что с ними случалось, не делая даже попыток заглянуть в глубь вещей, чтоб найти причину и понять физическое происхождение своих недомоганий.

Но можно сказать, к великому счастью, не все в этом смысле были одинаковы. Одна категория людей отличалась особою крепостью здоровья и имела, не в пример прочим, продолжительную жизнь — это люди, склонные к раздумью и, так сказать, не идеалистическому пониманию жизни.

Это главным образом всякого рода философы, ученые-натуралисты, химики, естествоиспытатели и вообще всякого рода профессора и мудрецы, кои по роду своей профессии чего-то такое соображали, чего-то такое думали о разных свойствах природы. Они мало чем хворали и даже, напротив того, приближаясь к старости, отличались все большим и большим здоровьем.

Они мало суетились, не делали бестолковых вещей и мужественно шли к своей цели, не дорожа, в сущности, даже своей продолжительной жизнью. Не без сердечного трепета автор прочел биографию Вольтера, который, несмотря на превратности судьбы и гонения со всех сторон, изволил прожить до восьмидесяти четырех лет.

А некто Демокрит, по-видимому, самый мудрый человек из всех живущих, греческий философ и родоначальник материализма [4] , отхватил сто два года и помер с улыбкой, говоря, что он мог бы прожить и дольше, если б к тому стремился VI. Автор полагает и даже уверен, что эти профессора и ученые люди чего-то такое узнавали, отыскивали какой-то, может быть, секрет или, скажем, не секрет, а какую-нибудь там подходящую, единственно нужную линию поведения и, пользуясь этим, беспечно жили [5] , регулируя свою жизнь и свой организм, как, скажем, рабочий или там мастер регулирует свой токарный станок.

Но этот секрет личного своего благополучия и долголетия профессора, как на грех, уносили в могилу. Конечно, кое-что отвлеченное было сказано по этому поводу. Одни говорили на тему о равновесии тела и души. Другие туманно рассуждали о необходимости быть ближе к природе или, во всяком случае, не мешать ей и вообще ходить босиком. Третьи советовали ничему не удивляться и не отрываться от масс, говоря, что мудрость всегда спокойна. Некоторые, спускаясь с заоблачных высот и не говоря пышных слов о душе, велели получше следить за мелкими естественными свойствами своего тела, советуя при этом кушать простоквашу, всецело рассчитывая, что это вегетарианское блюдо дает особо продолжительную жизнь, не дозволяя микробам без толку скопляться в наших внутренностях и в пошлых закоулках организма, имеющих от природы низменное и второстепенное значение.

Причем родственники и ученики в один голос утверждали, что вот именно пристрастие к кислому молоку и подкосило больного, подорвав его силы настолько, что ослабленный организм не смог сопротивляться такой, в сущности, пустячной болезни. Отчего не поговорить об интересных вещах Не желая даже намеком унижать или в чем-либо упрекать великих людей, автор все же хочет отметить, что ничего особенно путного и положительного, а главное, доступного и понятного всем людям не было сказано в этой области [6].

И мудрые старцы, знавшие что-то такое про себя, отходили в иной мир, так и не осчастливив своих ближних. Нет, конечно, автор не имеет намерения сейчас сказать: вот, мол, старцы померли со своим секретом, а вот автор, молодец и сукин сын, открыл этот секрет и сию минуту осчастливит человечество своим нестерпимым открытием. Все обстоит гораздо проще и, может быть, даже обидней.

Все, что будет говорить автор, по всей вероятности и даже несомненно, известно отделу здравоохранения и медицине. И если автор имеет намерение говорить о таких вещах своим слабым, заплетающимся языком, то отчего не поговорить в доступной форме об интересных вещах, о вещах, которые всем любопытны и всем занимательны. Потерянное здоровье Сколько мог заметить автор, здоровье, главным образом среди вышеуказанной интеллигентской прослойки, несколько ухудшилось и покачнулось. Автор имеет подозрение, что здоровье, во всяком случае нервное здоровье, всех людей, всех категорий, всех стран и всех классов и состояний значительно снизилось за последние столетия.

В самом деле, иной раз просто с удивлением и тревогой читаешь старинные книги, где описываются похождения героев самых разнообразных классов и профессий.

Интересная кража в кооперативе

Вход Регистрация. Литература - Поэзия стихи. Искусство - Арт. Музыка - Авторские песни. Видео - Авторское видео.

Read ИНТЕРЕСНАЯ КРАЖА В КООПЕРАТИВЕ from the story Голубая Книга. М. Зощенко by Zatochka69 (Заточка) with reads. психология, отношения, зощенко. Воровство   «Голубая книга» - сборник бытовых новелл и исторических анекдотов, написанный Михаилом Зощенко. Цикл сатирических рассказов, представляющих собой «краткую историю человеческих отношений»[1], был впервые опубликован на страницах литературного журнала #зощенко #классика #михаилзощенко #отношения #психология #психологияотношений.  И в этом видна, так сказать, игра коварной фантазии и кое-какая философская мысль. А без этого, говорят, сейчас никак нельзя. Без этого только дурак ворует.

Отзыв о рассказе Зощенко «Интересная кража в кооперативе»

Для бесплатного просмотра предоставляются: аннотация, публикация, отзывы, а также файлы на скачивания. Если у Вас возникли вопросы по работе сайта - напишите нам! Создавайте полки Создавайте полки с книгами, которые вы прочитали, подписывайтесь на полки интересных пользователей. Войти Зарегистрироваться Для восстановления доступа до личного кабинета, введите адрес почты, к которому привязан ваш аккаунт.

Голубая книга (Зощенко Михаил)

Вот уже пятнадцать лет мы, по мере своих сил, пишем смешные и забавные сочинения и своим смехом веселим многих граждан, желающих видеть в наших строчках именно то, что они желают видеть, а не что-нибудь серьезное, поучительное или досаждающее их жизни. И мы, вероятно по своему малодушию, бесконечно рады и довольны этому обстоятельству. Нынче мы замыслили написать не менее веселую и забавную книжонку о самых разнообразных поступках и чувствах людей. Однако мы решили написать не только о поступках наших современников.

Однажды ночью кооператив обокрали, и вынесли много различного товара.

В лесу было двое тупых - самурай и его меч. Прежде всего хочу заметить, что пост неприличных размеров, ибо здесь цитируются куски трех рассказов. Так как я нахожусь в больном недееспособном состоянии, решил взяться за кое-какие книжонки, которые лежат давно и настойчиво требуют прочтения. Среди прочего попался сборник рассказов Зощенко "Веселенькая история" и сборник Твена "Билет в миллион фунтов". Юмор мне сейчас однозначно необходим Зощенко доставляет своим стилем, достаточно популярным среди сатириков х гг. Не менее радует то, что в таком стиле разговаривают даже персонажи древнеримской истории. Дорогие читатели!

Также Вы можете бесплатно проконсультироваться у юристов онлайн прямо на сайте. Скачат книгу зосченко pасскази 5 интересных фактов из жизни Михаила Зощенко В году его попросту выгнали из литературы. Его рассказы и сейчас актуальны.

Комментарии 4
Спасибо! Ваш комментарий появится после проверки.
Добавить комментарий

  1. Наум

    Простите за тупые вопросы. Это что получается, можно купить авто на евробляхах, пол года не ездить на нем, а потом ездить куда хочешь и ненужно платить этот конченый налог?

  2. Роза

    N 1323-VII 1323-18 від 05.06.2014, ВВР, 2014, N 34, ст.1166 Стаття 19. Дія міжнародних договорів України на території

  3. Наталья

    1.Он говорит правильно. 2. Охранник имеет права. 3. Есть внутрение правила которые устанавливает обект и которим подчиняется охранна. 4. Снимать можно или нет это уставнавливает сам магазин такое право и конечно закон. 5. Охранна имеет право и обязана задержаннава отвести в мониторку а там уже и выеснять что случилось и т.д как и правильно сказал автор видео. 6.На счет в пускать или нет,это решает магазин или же обект на который вы хотите попасть. Так что видос правильный. А те кто ничего об этом незнают могут дальше ставить дизлайк и писать всякий бред типо-у охрани нет прав и т.д

  4. piacatanslar1965

    Извините, первый раз на вашем канале и понял теперь что вы юридические услуги рекламируете. Какой нотариус? В поличию со всем богажом доказательств в полицию, далее сразу в банк(хотя в банк сразу бежать надо было, а не через месяц Дольше не буду смотреть и коментировать: ДУМАЮ ВСЕ ПРОСТО ПРИДУМАНО РАДИ РЕКЛАМЫ ЮР. УСЛУГ! Реклама ешкин кот! Ну а если это реально был ваш знакомый , то вы такой же юрист!